Парламентские слушания о семейном законодательстве

Рассказ участника от РВС
Парламентские слушания 17 марта 2015 г. Фото Пресс-службы Совета Федерации

17 марта представители РВС участвовали в Парламентских слушаниях «Совершенствование семейного законодательства: возможности и перспективы сохранения традиций российской семейной культуры» в связи с двадцатилетием Семейного кодекса Российской Федерации.

Слушания прошли под эгидой Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству СФ (далее — Комитет) и Общественной палаты РФ при участии Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей и Координационного совета при Президенте Российской Федерации по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы (далее — КС, Нацстратегия). Участники слушаний — члены Совета Федерации, депутаты Госдумы, члены Общественной палаты РФ, представители Минобрнауки, Минтруда, Верховного суда, Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, органов власти субъектов Российской Федерации, РВС, общественных объединений, религиозных организаций, ученые, эксперты и специалисты в сфере семейного права. Всего на начало Слушаний было 139 участников из 29 регионов.

В таком широком экспертно-общественном составе обсуждение семейного законодательства, в том числе конкретного законопроекта, проводились, наверное, впервые. Хочется видеть в этом новую традицию, заложенную недавно пришедшей в Совет Федерации Е. Б. Мизулиной, которая во вступительном слове заметила, что до сих пор подготовка законопроекта и предложений велась в рамках КС и что «совершенно очевидно, что сейчас должна появиться такая консолидированная площадка и в парламенте».

Понятно, что наш интерес к слушаниям был большой. Важно было непосредственно услышать весь спектр компетентных, иногда противоречащих друг другу мнений. Понять, в чем мы должны свои взгляды отстаивать в трудных спорах, а в чем, возможно, ломимся в открытую дверь.

Важно было поделиться с собравшимися не только нашими предложениями об изменении законодательства, но и непосредственным знанием обстановки на местах. А самим понять, ощущают ли они хоть отчасти, насколько практика расходится с тем, что начертано в законах, предложить свой анализ пружин этого расхождения. Важность этого разделяла с нами и организатор слушаний Е. Б. Мизулина, которая предоставила нам слово среди основных докладов, отметив реальный вклад РВС в защиту семьи.

Кроме того, конкретный вынесенный на слушания вопрос был для нас долгожданным, так как РВС еще в 2013 году передавало в Госдуму законопроект о судебном подтверждении необходимости отобрания детей, разработанный Л. Н. Виноградовой. Проект высоко оценивался специалистами на межведомственных круглых столах, поскольку хорошо учитывал реалии деятельности правоохранительных и судебных органов, но лежал без движения. Теперь эта идея дождалась внимания к себе. Речь идет о том, чтобы решение об отобрании ребенка не принималось по произвольному решению служащего, и даже в случае непосредственной опасности для жизни и здоровья ребенка, когда признается необходимым немедленное отобрание, отобравший орган вынужден был ходатайствовать перед судом о подтверждении необходимости разлучения родителя с ребенком.

Подробный обзор слушаний со всей их богатой полемической противоречивостью надо будет сделать отдельно. Расскажу пока только о нашем участии в слушаниях. От нас было два из четырех основных докладов — М. Р. Мамиконян и Ж. К. Тачмамедовой, выступление А. В. Коваленина. Кроме того, законопроект, вынесенный на обсуждение от имени Временной рабочей группы при КС, прокомментировала один из его разработчиков, член Общественной палаты РФ Л. Н. Виноградова.

Председатель РВС М. Р. Мамиконян рассказала о непреодолимой разнице между традиционным, отечественным подходом к семейной политике, который состоит в защите самой семьи как неотъемлемых, сущностно человеческих отношений, от западного подхода, который говорит о защите отдельно прав ребенка, когда само право ребенка на существование в родной семье и на любовь не слишком принимается во внимание. Слушателям были представлены материалы социологического опроса АКСИО-4, которые доказывают, что общество в целом ожидает традиционного подхода и не приемлет те новшества, которые внедряются вопреки декларациям о приверженности традиционным ценностям и «сохранению кровной семьи». Для иллюстрации характера беззакония, которое набирает силу, был представлен фрагмент журнала горячей линии РВС, на которую поступают обращения за помощью или консультацией. Этот живой, эмоциональный материал показывает, с одной стороны, бесцеремонность органов, осуществляемую ради отобрания детей или желания «поработать с семьей», с другой стороны — возмущение, страх и недоверие к государству, которые при такой политике поселяются в обществе, и которые могут иметь политические последствия.

Мария Рачиевна Мамиконян раскрыла манипуляцию, из-за которой уровень насилия в семьях преувеличивается в тысячу раз, что используется для пропаганды вмешательства в пределы семьи, рассказала о ключевом перекосе текущей семейной политики: «Все делается для того, чтобы детей, особенно маленьких, из семей забирать, передавать в замещающие семьи». Важной иллюстрацией к этому тезису была предложенная слушателям «Схема незаконных действий по реализации спроса на чужих детей», выявленная активистами РВС как типичная по делам из многих регионов. Схема иллюстрирует, 1) что служащие действуют в соответствии с интересами, и эти интересы достаточно сильны, чтобы взламывать законность, 2) что законодательство не было рассчитано на эти интересы, 3) что вектор этих интересов, взламывающий законность, направлен на добычу детей для замещающих семей. В итоге нужно и укреплять законодательство против таких лазеек, которое вовсе не должно быть обслугой семейной политики, и срочно исправлять ключевой элемент семейной политики.

Доклад Жанны Тачмамедовой, психолога из Санкт-Петербурга, был посвящен последствиям разлучения ребенка с матерью для его психики. Это было важно, так как правоприменители сплошь и рядом относятся к разлучению слишком легко, относясь к отобранию как воспитательной мере — как залогу «исправления» родителей. О травматичности этой меры для ребенка, особенно маленького, у которого нет навыка справляться с таким острым переживанием утраты, Жанна Курбановна Тачмамедова рассказала со ссылками на научные исследования. Почти все нарушения, которые отмечают исследователи — умственная отсталость, задержки психического развития, депрессивные расстройства, специалисты РВС наблюдали у отобранных детей, родители которых обращались к нам за помощью. «Мы видели, как младенцы, или дети до года, которые уже научились ходить, после того, как их отняли и поместили в приют, переставали ходить и начинали ползать. Или есть дети постарше, которые научились говорить, но как только их поместили в приют, они перестали говорить, сильно деградировали в своем речевом развитии». По данным ученых, происходящие при этом нарушения в интеллектуальном развитии, нельзя полностью, до конца не ликвидировать, если разлука длится больше трех месяцев.

У детей старше трех-четырех лет переживание психотравмы, связанное с разлукой с родителями, может стать причиной невротических, психических и психосоматических нарушений. Тяжелый стресс, пережитый в детстве, по мнению отечественных психиатров, может спровоцировать также и соматические болезни: сердечно-сосудистые, эндокринные заболевания, болезни нарушений обмена веществ. Американскими психиатрами проведено несколько исследований, направленных на изучение связи психопатологий, диагностируемых у взрослых пациентов, с пережитой разлукой с родителями в детском возрасте. Выводы ученых сводятся к следующему: у людей, переживших в детстве разлуку с близким взрослым, повышен риск развития депрессивных и тревожных расстройств. Исследования американского психиатра Кеннета Кендлера в 1992 году показали, что разлука оказывает более тяжелые последствия на психическое развитие ребенка, чем даже смерть родителя.

А. В. Коваленин представил Законопроектную программу РВС. Документ, который также был предложен собравшимся, представляет в виде пояснительной записки те из законодательных предложений РВС, которые уже сформулированы как нормы закона и могут быть предоставлены субъектам законодательной инициативы. Они оформлены в виде единого законопроекта, каждый раздел и даже каждая статья которого могут рассматриваться как готовые для внесения в парламент отдельные законопроекты. Предложения представляют собой изменения в Семейный кодекс и в необходимой связи с ними изменения в другие законы. Они написаны практиками в области защиты семьи, знакомыми не только с законодательством, но и с тем, как по-разному его понимают правоприменители. По этой причине в них уделяется серьезное внимание понятийному аппарату Семейного кодекса, который в Кодексе не вынесен в глоссарий, из-за чего смысл некоторых выражений на практике понимается по контексту документов семейной политики, в свою очередь использующих трактовки понятий Семейного кодекса, не соответствующие его духу. Это, в частности, касается понятий семьи, семейного устройства, интересов детей. Выступающий конкретно остановился на предложенном способе укрепления двух основных составляющих «родительских прав» — права на неразлучность и права определять интересы ребенка.

Завершала список выступающих Л. Н. Виноградова, которая прокомментировала вынесенный на слушания законопроект, основанный частично — на ее предложениях, частично на предложениях О. Ю. Баталиной. Она поблагодарила участников слушаний за благожелательную реакцию на законопроект и дополнительные предложения.

Е. Б. Мизулина в заключительном слове высказала надежду, что законопроект успешно пройдет все необходимые обсуждения и будет внесен в Госдуму уже в весеннюю сессию. Это будет означать, что наша более чем трёхлетняя борьба за прекращение произвола при отобрании детей закончится конкретным положительным результатом.

Парламентские слушания 17 марта 2015 г. Фото Пресс-службы Совета Федерации
blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



Движение "Суть времени"

Политическое объединение выполняющее роль штурмовых бригад "европейского" предиктора. По аналогии с молодежным движением "Наши" выполнявшим задачи американского управления. Наиболее явно представители "Сути Времени" проявили себя во время событий на Донбасе в 2014 году, призывая массово убивать украинское население. Положительная сторона движения - переселение моложежи в деревню на полнятие целины под лозунги возвращения к СССР.

Месяцы

Не отображать